seo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » seo » раскрутка сайта


раскрутка сайта

раскрутка сайта

О принципиальной разнице меж инженером и ученым. И еще – о приоритете в науке В собственной очень познавательной книжке( " 70 и еще 5 лет в строю ") А. Е. Ашкинази дает определение " инженерного подхода к жизни ". Это – взятьвтолк, выдумать и изготовить. В этом отношении ученый, в различие от инженера, управляется совсем иным финальным принципом, а конкретно издать. Если делать схожей по конструкции триадой, то выучить, взятьвтолк и издать. Если итог работы инженера – материализация плана методом производства изделия, то итог работы ученого – материализация плана методом вливания итогов изучения в информационные потоки. Нет потоков – нет ученого. То имеется физиологически он может и быть, но об этом никто не знает. Доводя эту мысль до совершенно уж приятного образца, представим, что инженер совсем попал на нежилой полуостров. Инженер – он и на полуострове инженер. Толковый инженер облегчит свою жизнь тем, что выстроит из подручных средств приспособления, изделия и другое. Ученый, попавший на полуостров совсем, может учить на полуострове что угодно, мерить скорости морских течений, упражнять новейшие разделы теоретической физики, химии или арифметики, следить за звездами и так дальше, но по фактору отсутствия информационных потоков это приобретенное и выработанное познание не будет имуществом населенияземли. Если, естественно, его записки когда-либо не отыщут и не опубликуют. Но снова, заметьте, не ОПУБЛИКУЮТ. Вот этот обычный, но главной принцип – вступление в информационные потоки – способствует взятьвтолк и позволить почтивсе недоразумения, связанные с ценностью ученого, ценностью его научных работ. Довольно нередко приходится чуять, что такой-то главным у нас в стране то-то спроектировал, но ценность пристрастно приписывается иностранному ученому. Начинаешь глядеть – ба, да наш ученый ничто и не публиковал по доли собственного открытия. Доложил на семинаре в собственном учебном заведении – и всё. Либо опубликовал в " Записках " собственного ВУЗа. Либо поделился в личном письме другу. Либо записал в собственном дневнике. Сейчас это выкопали и считают, что вопрос о приоритете обязан быть пересмотрен. Но это ошибочно. Просто не были задействованы адекватные информационные потоки. И в связи с этим нужно сконструировать еще один принцип: ценность традиционно принадлежит не тому, кто открыл, а тому, кто УБЕДИЛ. А уверить нередко не наименее трудно, чем раскрыть. Естественно, ежели тот, кто открыл, тот и уверил, – честь и похвала. Тогда вопрос о приоритете бесспорен. Вспоминаю историю, которую как-то читал. Дело было на рубеже xix и xx веков. Некий российский ученый, фамилию запамятовал, когда-то разбил на подоконнике сырое куриное яйцо. Возможно, готовил завтрак и кокнул. Судя по летописи, аккуратностью ученый не различался и так и оставил разбитое яйцо на подоконнике. Примерно чрез месяц он набрел на это наиболее яйцо и увидел, что оно не испортилось. Точнее, не оно, а то, что от него осталось. Высохло, но не заплесневело, микроорганизмы на остатках не выросли. Он отметил этот факт записью в собственном дневнике. Более детальных изучений не проводил. эффективная раскрутка cs 1.6 раскрутка сайта 10 раскрутка киров раскрутка групп прога раскрутка fm программадля раскрутка cs 1.6 деньгина раскрутку бизнеса раскрутка telegram канала раскрутка интернет магазина цена стоимость раскрутки группы вконтакте Через 20 лет после этого, а конкретно в 1921 году, британский исследователь Александр Флеминг работал в лаборатории с культурами микроорганизмов. У него в тот день был насморк. Наклонившись над чашечкой Петри, – а это маленькая стеклянная тарелочка, в которой выращивают микробные культуры, – он случайно обронил каплю с носа прямо на слой бактерий. Тоже, аналогично, не различался аккуратностью. Более такого, не выбросил эту чашечку сходу, как должен был изготовить хотькакой академический работник, таккак о чистоте опыта в данной чашке разрешено уже не мыслить. Иначе разговаривая, не лишь был неаккуратен, но и элементарно был раздолбаем, как охарактеризовали бы его чрезвычайно почтивсе микробиологи, да и остальные ученые. Через некое время Флеминг подошел к той чашке, чтоб, вероятно, все-же выкинуть, но направил интерес, что в том месте, куда свалилась капля из носа, образовалась ясная круглая зона. Это " прозрение " является главным знаком, что микроорганизмы в той зоне погибли. Флеминг тут же сообразил, что из капли в чашке Петри произошла диффузия некоторого вещества, которое убивает микроорганизмы. Более такого, у него возникла мысль, что носовая жидкость охватывает это наиболее антибактериальное существо для охраны организма. Ведь воздух, которым мы дышим, нередко поступает конкретно чрез нос и, таковым образом, значит, не лишь фильтруется, но и обеззараживается! Флеминг занялся носовой жидкостью и открыл, что там располагаться комплемент лизоцим, который ломает клеточные стены микроорганизмов и тем самым убивает их. Как узнали уже остальные и позднее, лизоцим разрывает определенные хим связи, стягивающие бактериальную клеточную стенку, и амеба или лопается от высочайшего внутриклеточного давления, или элементарно распадается на доли и растворяется. Флеминг отыскал, что вособенности немало лизоцима располагаться в курином яйце. Тоже, нужно считать, для охраны от бактерий. Много лизоцима оказалось и в слезах, где комплемент также исполняет противомикробную защитную функцию. В различие от нашего российского ученого, фигурировавшего в описанной больше летописи, Флеминг опубликовал на эту тему цельный ряд статей. Более такого, работы по лизоциму – непрямо – привели Флеминга чрез 7 лет к изобретению пенициллина. И также в высшей ступени случаем и, что удивительно, также в итоге " нечистого ", неаккуратного опыта. Дело было так. Флеминг уезжал на две недели в отпуск и сгрузил цельную гору чашек Петри со стафилококковыми бактериальными культурами в лабораторную раковину. Ни определить культуры в теплый инкубатор, ни умыть их он до отъезда не успевал. Так и кинул. Приехав, занялся разборкой завала, добрался до раковины. По привычке исследователя, доэтого чем свалить чашечки Петри с их содержимым в дезинфицирующий раствор, он снимал с всякой стеклянную крышку и осматривал культуру. Стеклянные крышки, вообщем, были не на всех. Вдруг он нашел, что содержание одной – только только одной – чашечки Петри смотрится удивительно. В чашечку очевидно залетела некая гадость и проросла желто-зеленой плесенью. Однако стафилококковых микробов кругом данной плесени не было! Желто-зеленая очевидно инородная блямба была окружена зоной просветления, как и в том случае с лизоцимом. Плесень очевидно выделяла существо, убивающее стафилококковые бактерии. Идентификация культуры показала, что она принадлежит плесени, имеющей био заглавие penicillium notatum. Оказалось, что плесень залетела из микологической лаборатории этажом ниже. Так или подругому, а стечение случайностей и халатности привело к истинному изобретению века – пенициллину. Так Флеминг именовал хим существо, выделяемое плесенью. Открытие вышло в 1928 году. Уже в последующем, 1929 году Флеминг опубликовал список патогенных микробов, инфекционных для человека, какие уничтожаются пенициллином. Этот список патогенов, чувствительных к пенициллину, поражает: стафилококки, стрептококки, пневмококки, гонококки, менингококки, спирохеты и ряд вибрионов. Но наиболее основное – это Флеминг вособенности выделил в собственных следующих публикациях, – что пенициллин, уничтожая патогены, совсем не токсичен для человека, не действует на лейкоциты крови, исполняющие важнейшую бактерицидную функцию в организме. В различие, кпримеру, от иного антисептика, фенола, который в первую очередность убивает лейкоциты, оставляя фактически нетронутыми стафилококки, пенициллин оказывает противоположное действие, и в этом оказалось его неповторимое антисептическое качество. Поначалу к изобретению Флеминга отнеслись достаточно свежо. Разработки были не спеша продолжены иными научными коллективами, какие занимались хим структурой пенициллина, механизмом его деяния и методами его лабораторного получения. Но начавшаяся чрез некое время битва сыграла роль катализатора изучений и разработок получения пенициллина, ускоренно перешедших в промышленные. Начиная с 1940 года в США были сделаны большие по тем временам фабрики по получению пенициллина. Пенициллин оказался спасателем миллионов людей. За эти разработки Александр Флеминг получил Нобелевскую премию. Вместе с Эрнстом Чейном и Говардом Флори, учеными, какие в конце 30-х – начале 40-х годов продолжили работы Флеминга по пенициллину, обрисовали хим структуру антибиотика и проявили его терапевтическое действие. В собственной нобелевской лекции, прочитанной 11 декабря 1945 года, Флеминг поведал про изобретение лизоцима и пенициллина и про смысловую ассоциация меж данными открытиями. Он, в частности, произнес: " Я мог бы сочинить историю, что эти открытия были итогом глубочайших размышлений, основанных на бдительном исследовании литературы, что вещества бактерицидной природы обязаны были синтезироваться плесенью и что исходя из данной идеи я кропотливо спланировал опыты и достигнул успеха. Но это было бы неправдой. Правда в том, что всё это было итогом варианта. И надзоров ". Кстати, первый клиент, чью жизнь выручил пенициллин, дама по имени Анне Миллер, погибла не так издавна, 27 мая 1999 года в возрасте 90 лет, в Салисбюри, штат Коннектикут. На популярной давней фото она стоит вблизи с Александром Флемингом. Пенициллин выручил ее от стрептококковой инфекции. В марте 1942 года Миллер была госпитализирована в Нью-Хейвене, Коннектикут, с температурой 107 градусов по Фаренгейту( 41. 7 градуса Цельсия). Ей вводили сульфоновые медикаменты, переливали кровь – ничто не помогало. По чистой случайности ее докторам попало в руки маленькое численность пенициллина, который тогда все еще был экспериментальным продуктам, и они сделали Миллер укол. Температура грубо свалилась, дама пришла в рассудок и скоро уже могла имеется. Так что пенициллин получил родное прозвание " чудо-лекарство "( miracle drug) не на пустом месте. Кстати, за пенициллин Флеминг аттестат не получил. Не поэтому, что не выдали, а поэтому, что сам на аттестат не подавал. В то время и, фактически, вданныймомент то, что создано природой, патентованию не подлежит. Правда, потом появились легенды, что ученый не патентовал из нравственных суждений. Это, естественно, не так. Во-первых, от открытия пенициллина в 1928 году до осознания практических масштабов открытия благодаря работам Чейна и Флори прошло более 10 лет. Во-вторых, Флеминг и мнения не имел о хим структуре раскрытого им пенициллина. В-третьих, Флеминг сходу же опубликовал свои работы в раскрытой печати, что уже закрывало способности патентования, таккак информация о пенициллине стала имуществом общественности. Не запатентовал открытую им вакцину от полиомиелина и Ионас Солк, известный южноамериканский вирусолог. Во время телевизионной споры он риторически вопрошал: " Можно ли запатентовать Солнце? " – что снова трактуют как изображение нравственных принципов. К тому же Солк сам неодинраз говорил, что не патентовал по нравственным суждениям. Он, истина, не упомянул, что еще до его выступления по телевидению юристы-патентоведы уже исследовали материалы его открытия и заключили, что оно патентованию не подлежит. Итак, возвращаюсь к вопросу: чей ценность в изобретении лизоцима? Того самого российского ученого или Флеминга? Статья в русском знаменитом журнале, из которой я немало лет обратно узнал про историю с разбитым яйцом, призывала пересмотреть ценность и дать его тому русскому ученому. Судя по всему, не дали. И дать было бы, на мой взор, неверно. Поскольку, повторяю, ценность традиционно принадлежит не тому, кто( можетбыть) главным открыл, а тому, кто уверил. В связи с этим: несомненно, вданныймомент имеется толпа суждений, гуляющих по различным изданиям, что Флеминг был совсем не главным, что о чудодейственных свойствах заплесневевших товаров кормления было понятно издавна, что пенициллин открыли и до него, и так дальше. Правда, оценки почему-то замалчивают, отчего не эти открытия привели к " чудо-лекарству ", спасшему жизни миллионов людей. Недавно я читал некоторую интернетовскую дискуссию по космологии, и один из соучастников, высказав свою гипотезу, увидел: " Жаль, что, когда моя мысль получит доказательство и признание, у нее наверное станет иной создатель ". Я воздержался от интернетовских комментариев о том, что, мол, приятный друг, а на что ты рассчитываешь? Хочешь признания – иди, публикуй свою идею, отстаивай ее, вливайся в информационные потоки, убеждай академический и остальной мир в собственной догадке, доказывай ее верность, в том числе доказывай опытно, ежели это возможно… Это тяжело, просит немало времени и усилий и далековато не обречено на успех. Это – не совместный треп в Интернете. Но ежели когда-либо признание получит тот, кто уверил, то не исключено, что наш интернетовский дискутант станет подогревать публичное мировоззрение, заявляя, что ценность обязан быть его. Такое случается часто в различных конкретных проявлениях. Так оказалось, что мои научные работы в некой доли были соединены и с лизоцимом и с пенициллином. Эти работы описаны в двухтомнике " Ферментативный катализ "; первый том именуется " Простые субстраты "( 1980), а 2-ой – " Полимерные субстраты "( 1984). Фактически оба тома – это моя докторская диссертация, так заявить, переработанная и дополненная. Флеминг не знал, как лизоцим действует на клеточные стены. Он знал, что лизоцим их растворяет, но не знал, как конкретно, в итоге какой-никакой хим реакции. Клеточная стена – это огромная( по масштабам молекул) трехмерная макромолекула, защищающая содержание бактериальной клеточки от наружных действий. Насколько прочна эта конструкция, разрешено осуждать по тому, что она выдерживает внутриклеточное влияние до 30 атмосфер. Лизоцим расщепляет определенное повторяющееся хим звено, или повторяющуюся хим ассоциация клеточной стены и после расщепления некого численности данных связей клеточная стена распадается на отдельные фрагменты и растворяется в воде. Так вот, я разрабатывал( и, пожалуй, спроектировал) концепцию скоростей данных реакций и то, как эти реакции разрешено учить и описывать количественно. Ведь " концентрацию " бактериальной клеточной стены, а поточнее, данных самых хим связей так элементарно не найти, а ежели не найти, то как количественно обрисовать реакцию и ее скорости? Оказалось, что бактерии разрешено " титровать " лизоцимом, приблизительно как кислоту разрешено титровать щелочью. Можно находить точку эквивалентности меж их концентрациями, следя за скоростями растворения клеточки. И таковым образом описывать бактериолитическое действие лизоцима в серьезных рамках физиологической химии. Или ферментативной кинетики, кому что нравится. Вот это-то посреди остальных теорий и описывал я во другом томе моей книжки. А дробь главного тома приуроченак превращениям пенициллина с поддержкой ферментов, поточнее, 1-го фермента под заглавием пенициллинамидаза. " Превращениям " в том значении, что этот комплемент может как дробить пенициллин " напополам " – при этом терапевтическая энергичность пенициллина вполне теряется, – так и обобщать из приобретенных половинок новейшие пенициллины. Например, из пенициллина получают ампициллин и почтивсе остальные " полусинтетические " пенициллины. Сам-то пенициллин – сравнительно маленькая молекула, только 20 5 С – С-, С – s-, c – o-, С=o– и С – n-связей. Поэтому он и попал в том, где " обыкновенные субстраты ". В данной связи – проходное прошлое. Заходит когда-то в нашу лабораторию в корпусе " А " Ефим Арсеньевич Либерман, замечательная личность, физик и биолог, лауреат Государственной премии СССР. Просто проходил по коридору и по старенькой памяти заглянул ко мне. А я разбиваю голову над синтезом новейшего пенициллина из обыденного. – Над чем работаешь? – это Либерман меня узнает. Я произношу, что вот, пробую новое производное пенициллина смастерить, с поддержкой фермента. – А что, – узнает, – в принципе-то МОЖНО заполучить? – Конечно, – произношу, – по термодинамике обязано проскочить, нужно лишь условия выбрать, чтоб равновесие сдвинуть в сторону получения. – Ну тогда длячего время растрачивать? – это Либерман. – Если понятно, что в принципе разрешено заполучить, то это уже не дисциплина. Точка зрения физика. 24. Иммобилизованные ферменты Защита моей кандидатской диссертации в начале 1970-х годов приблизительно совпала по времени с истоком новейшей эры в исследовании и использовании ферментов – эры иммобилизованных ферментов и инженерной энзимологии. Напомню, что ферменты – это катализаторы био происхождения, или биокатализаторы. Они, как и остальные катализаторы, ускоряют хим реакции. Но в различие от обычных хим катализаторов – металлов и их комплексов с органическими молекулами, – традиционно получаемых ненатурально, ферменты синтезируются живыми организмами – бактериями, растениями, животными. И иными насекомыми, червями, земноводными, морскими организмами и так дальше. Ферменты представляют собой, как правило, белковые образования, нередко сопряженные с ионами металлов, а втомжедухе сахарами и иными органическими соединениями, какие времяотвремени именуют " коферменты ". Ферменты по размеру более молекулы, скажем, воды в тыщи и 10-ки тыщ раз. Если влага состоит из 3-х атомов, пенициллин, упоминаемый раньше, – из 41 атома, холестерин, снова же упоминаемый раньше, – из 68 атомов, то молекулы белков состоят из тыщ, 10-ов и времяотвремени сотен тыщ атомов. Тем не наименее белки разрешено отметить в личном облике и сотки их, ежели не тыщи, уже выделены. Можно полемизировать, в как чистом облике они выделены, и привязываться к частям процента примесей, но это снова же подробности. А таккак ферменты – это большие органические молекулы, состоящие из сотен и тыщ хим групп – аминогрупп, карбоксильных, гидроксильных и иных, – почтивсе из которых торчат наружу, высовываясь в воду, в которой комплемент растворен, то для химика не представляет особенного труда довольно крепко прибавить какую-либо из данных групп к стеклянным шарикам, гранулам пластмассы, кускам древесины и иным жестким или мягким " носителям ". Ведь стекло также охватывает доступные хим группы – гидроксильные. И целлюлоза – также гидроксильные, но в ином окружении, ежели в стекле. А пластмассы вообщем разрешено выбрать на хотькакой хим привкус. Короче, ферменты разрешено прибавить к водонерастворимым носителям и тем самым их " иммобилизовать ". То имеется в переводе с британского термина – " обездвижить ". Такими иммобилизованными ферментами на гранулах носителя разрешено заполнить колонну-реактор, поставленную, кпримеру, отвесно, и впускать чрез нее раствор субстрата, то имеется вещества, в котором необходимо вести нужное хим перевоплощение. Такое модифицированное существо именуется, несомненно, продуктом. Так вот, субстрат прокачивается чрез колонну, раствор продукта собирается на выходе колонны, а функциональный, работающий комплемент продолжает сохраниться в колонне. То имеется мы превратили его из гомогенного катализатора в гетерогенный. Осознание данной концепции вызвало революцию в применении ферментов для технологических целей. Результатом появилось творение инженерной энзимологии, то имеется широкомасштабного применения ферментов для индустриальных целей. В середине 1980-х в Союзе получился восьмитомник под заглавием " Биотехнология ", а один из томов так и именовался – " Инженерная энзимология ". Авторами его были те, чьи имена уже упоминались больше, в остальных головах и ином контексте. А конкретно И. В. Березин и его воспитанники, а втомжедухе воспитанники его воспитанников. Эта книжка была результатом десятилетней работы нашего коллектива, работы и осмысления. Действительно, когда комплемент имеется в нашем постановлении в облике водорастворимого порошка, разрешено брать, кпримеру, раствор пенициллина и кинуть туда щепотку фермента пенициллинамидазы. Я уже объяснял больше, что этот комплемент химически расщепит каждую молекулу пенициллина напополам и сформирует так именуемое " ядро пенициллина ", которое необходимо для синтеза новейших производных пенициллина, кпримеру ампициллина. Или амоксициллина. Или оксациллина. Или диклоксациллина. Или почтивсех остальных, их испытано некотороеколичество сотен, ежели не тыщ. Вторая половинка – это малоценная молекула, не стоящая такого, чтоб о ней тут произносить. Реакция-то осуществится, но щепотка фермента потеряется. Ее уже не возвратить. Точнее, возвратить разрешено, но издержки на это будут более, чем цену приобретенного " ядра пенициллина ". Экономика с отрицательным итогом. А ежели применять иммобилизованный комплемент, то его и отделять не нужно. Он же остается в колонне, на гранулах носителя. Промыл его, слил воду – и все дела. Можно применять снова. Одним из первых практических применений иммобилизованных ферментов и было как раз использование иммобилизованной пенициллинамидазы для получения новейших пенициллинов. Это была та самая служба, за которую наш коллектив получил Государственную премию СССР по науке и технике. Другое использование, которое было реализовано в Италии, – внедрение иммобилизованной лактазы для удаления молочного сахара( лактозы) из сперма. Это была увлекательная разработка. Дело в том, что почтивсе люди не имеютвсешансы глотать млеко. Точнее, технически имеютвсешансы, но чувствуют от этого суровый дискомфорт. Их организм по факторам генетического нрава не владеет фермента лактазы, который скоро расщепляет эту самую лактозу на два остальных сахара – глюкозу и галактозу. С ними организм просто справляется. А лактозу не обожает, она вызывает аллергии, когда располагаться в организме долгое время. Так вот, ежели млеко обработать лактазой, то деление лактозы на те два сахара случится не в организме, а прямо в молоке. Получится в неком роде диетическое млеко. Итальянцы и выполнили эту отделку сперма в колонне постоянного деяния, содержащей иммобилизованную лактазу. К истоку 1980-х годов в мире работало уже 8 технологий с использованием иммобилизованных ферментов. Помимо 2-ух упомянутых тут — • гидролиз пенициллина для получения полусинтетических лекарств пенициллинового ряда, • приобретение диетического безлактозного сперма, еще — • перевоплощение глюкозы во фруктозу( медовый сахар) с поддержкой иммобилизованной глюкозоизомеразы, • приобретение сахаров из молочной сыворотки с использованием снова же иммобилизованной лактазы, • деление оптических изомеров аминокислот с поддержкой иммобилизованной аминоацилазы, • приобретение оптически функциональной аспарагиновой кислоты с использованием иммобилизованной аспартазы, эффективная раскрутка cs 1.6 раскрутка сайта 10 раскрутка киров раскрутка групп прога раскрутка fm программадля раскрутка cs 1.6 деньгина раскрутку бизнеса раскрутка telegram канала раскрутка интернет магазина цена стоимость раскрутки группы вконтакте • приобретение оптически функциональной яблочной кислоты с поддержкой иммобилизованной фумаразы, • перевоплощение сахара в глюкозо-фруктозные сиропы с использованием иммобилизованной инвертазы. С ощущением определенной проф гордыни обязан отметить, что эти разработки не прошли мимо меня. Помимо работы в данной области и написания доли книжки " Инженерная энзимология ", о которой упомянул больше, я написал книжку " Применение иммобилизованных ферментов в индустрии ", которая была опубликована в Союзе и втомжедухе издана ООН на британском языке в облике отдельной книги в 1989 году. К истинному времени более общее использование иммобилизованные ферменты отыскали в медицине, поточнее, в аналитических применениях в медицине. Ферменты наносятся и крепко укрепляются на датчиках, электродах, на пластмассовых стаканчиках, на мембранах и фильтрах, какие разрешено применять или неоднократно, или однократно, но не загрязняя ферментом анализируемый раствор. ныне это устоявшаяся область внедрения ферментов. Но на это понадобилось практически 30 лет – с истока 1970-х до конца 1990-х. fgdgfgdfgdfg

Вы здесь » seo » раскрутка сайта


Создать форум © iboard.ws